<![CDATA[]]> http://shimanskaya.yvision.kz/feed/ Fri, 24 Nov 2017 05:48:21 +0600 https://yvision.kz/images/userpics/shimanskaya-normal.jpghttp://shimanskaya.yvision.kz all rights reserved Zend_Feed «Level up», как книга казахстанского писателя покорила Россию и ЕвропуЗнакомство со странным писателем Данияром Сугралиновым было в стиле фэнтези. Я собиралась на премьеру казахстанского фильма «100 минут о любви», и в это время  мне написал в фейсбуке Данияр:

-Приглашаю вас на презентацию моей книги «Level up», вышедшей в издательстве «Эксмо».

-А о чем эта книга, заинтересуйте меня, чтобы я согласилась потратить на нее свой вечер, - пыталась как-то издалека сообщить начинающему писателю, что уже приглашена в кино.

-Это мой самый не любимый вопрос, потому что рассказывать я не могу, а аннотацией не хочу отписываться, - ответил он.

-Понимаете, меня позвали на премьеру фильма, давайте я лучше куплю вашу книгу…

-Да, почти все журналисты туда идут, я знаю, простите за беспокойство.

Итогом нашего диалога стал  интернет-вариант книги «Level up», которую не только напечатали российские и европейские издательства, но и уже  собрались экранизировать режиссеры. Если честно, то первые главы меня не впечатлили, фантастика -  не мой жанр, но вот свободная манера письма, идея, когда ты попадаешь в компьютерную игру и вместе с героем проживаешь его судьбу, зацепили, но больше, конечно,  сам автор-интроверт. В кино я все-таки не пошла.

-Я написал тридцати журналистам, они либо не отвечали, либо говорили, сорри , мы идем в кино, потом узнал, что там намечается богатый фуршет, - рассказал мне Данияр в канун презентации  книги в «Меломане»,- Пришлось смириться, но уверен, что этот фильм через полгода  все забудут посмотрел тизер. Просто у нас сейчас клиповое сознание,  а чтение это все-таки трудоемкий процесс, требуются чувства, сопереживание, анализ, это тяжелый труд.

-Как вам пришла в голову такая идея, написать о человеке, который научился видеть всех  и все насквозь?

-Какое-то время назад я очень много весил, пытался худеть, занялся спортом . Там я понял, что преобразование   жира  в мышечную массу очень понятный и  организованный процесс: сегодня 20 кг поднимаешь, через два месяца 60, видна в этой работе динамика, появляется мотивация. Вот тогда то и пришла идея, представить, как каждый из нас видит  цифровую оценку любым своим словам и поступкам. Популярность компьютера ведь тоже связана с тем, что люди, выполняя какие-то квесты, видят детально свои результаты, поэтому и живут многие  в играх. Уверен, что через сто лет мы будем обходится без гаджетов, потому что они будут вшиты в наши тела ,я просто посмотрю на вас и без всякого досье буду знать, что вы Полина.

-А вы писатель, журналист?

-У меня нет никакого писательского и журналистского образования, я учился в Санкт-Петербурге на экономиста по специализации маркетолога. Тогда мне было это интересно, но сейчас нет, я знаю, как это работает, но я не пиарщик , мне не хватает харизмы общаться продуктивно с людьми.

-Я это поняла)))Но как же вам тогда удалось написать книгу, которую взялись печатать сразу несколько престижных издательств  и половина ее тиража уже продалась?

-Когда меня спрашивают, как писать продаваемые  книги, я отвечаю, что надо просто правильно формулировать свои мысли и укладывать слова в предложения.

-Ну не лукавьте, многие это умеют делать, но их не печатают и не читают?

-В Казахстане каждый второй мой знакомый думает, что напишет книгу. На самом деле писательство – это работа с инструментами, алгоритмами, как у сценаристов, журналистов. Но без озарения никак, конечно, и без терпения, ведь нескольких  только оценивают, а большинство так и остаются неизвестными. Но я не знаю, как написать популярную книгу, если бы каждый из нас знал алгоритм успеха, мы все бы были известными. Я  увлекаюсь новыми технологиями, научными открытиями, особенно в области старения и молодости, и вот когда эта вся  информация перемешалась в голове, то родилась идея. А еще моя  мама попала в больницу,  тогда я подумал, что в любой момент могу просто уйти, не оставив после себя ничего, и  сел писать. Сначала писал на вдохновении, а потом уже редакторы меня направляли. Это ни нашли меня на литературном сайте, а не я их.

-При этом есть алгоритм пиара, он тоже важен для успеха, а вы его игнорируете.

-Не боюсь быть не в тренде, хотя понимаю, чтобы меня читали, нужно проводить презентации и рассказывать о себе, но пока за меня это делают издатели и магазины. Пусть на мою встречу  придут 20 читателей, но это будут мои читатели. В России у меня уже миллион прочтений, это очень круто, для Казахстана я, наверное, слишком русскоязычный, учился В Питере и Москве, по-казахски все понимаю и могу говорить, но стесняюсь. Видимо, недостаточно казах, алматинец, я тут всего два года, но надеюсь, что все будет потом по другому.

Кстати, на встречу в Алматы собрались больше двадцати человек, среди них оказались и  мои друзья и хорошие знакомые. Все мы пришли отнюдь не из сострадания, а ради того скорее, чтобы оказаться причастным к чему-то   важному и новому.

  ]]>
Thu, 23 Nov 2017 14:04:24 +0600Shimanskaya@yvision.kz (Shimanskaya)меломанlevel upсугралиновкнигиписателиэксмоhttps://yvision.kz/post/785880https://yvision.kz/post/785880
Большие звезды маленького футболаБезоговорочной победой Каспийского университета Алматы завершился чемпионат Казахстана по футзалу среди студенческих команд. Ребята получили в довесок к медалям и кубку 3 миллиона тенге. Вторыми стали студенты Карагандинского экономического университета и третьими МУИТа. Это студенческое движение  началось четыре года назад, тогда в чемпионате принимали участие десять команд, в 2017- их уже было 72. В этом же году впервые играли и девушки.

-Когда мы начинали развивать студенческую лигу, то хотели, чтобы она стала трамплином для молодых людей, которые желают связать свою жизнь со спортом, - рассказал президент Национальной студенческой лиги Дамир Шыныбеков, - И вот спустя четыре года мы видим, как наша мечта осуществляется, лига охватывает уже 35 тысяч студентов, четыре игрока работают  в профессиональных клубах, в этом году впервые выступили девушки, развивается волейбольная, баскетбольная   и теннисные лиги. Теперь в наших планах вовлечь учащихся  школ.

В этом году чемпионат среди студентов  проходил в самом престижном зале южной столицы – Алматы-Арена, ежедневно трибуны, конечно, не заполнялись, но на открытии и финале был аншлаг.

Что только не творилось тут за эту неделю - шумные речевки и бой барабанов болельщиков, нецензурные монологи с трибун, разбитые брови, переломы рук и но, слезы, смех, динамика и эмоции, шею сводило от слежки за слишком шустрым мячом. Даже голкипер не выдерживали, бросали ворота и играли в нападении. Лично у меня появился и собственный фаворит, впрочем, голкипер Нуралем Байдулла  из МУИТ нравится не только мне одной, если б на чемпионате была номинации «любимец публики», она точно была бы его.

-Сейчас  меня взяли в профессиональный клуб, теперь разрываюсь между учебой и играми, приходится наверстывать много, пока справляюсь. Было много соревнований, но главный, конечно, чемпионат Казахстана, настроились на победу, но стали третьими.

-У тебя так много поклонниц, эта поддержка помогает?

-Это не поклонницы, а мои однокурсники, друзья, конечно, их поддержка помогает, ради них то мы и забиваем голы и ловим мяч.

Самой активной болельщицей можно назвать Аиду Нурмашеву из МУИТ, как выяснилось она занимается этим профессионально.

-Я  фанатик большого футбола, команды «Кайрат». Три года хожу на их матчи, кричу речевки, поддерживаю игроков, общаюсь с ними, в Аршавиным в том числе. Это с виду кажется, что они такие звездные, на самом деле это открытые ребята, идут с нами на встречи, отвечают на вопросы, поддерживают, как и мы их. Болею и за игроков студенческой лиги, они хотя и звезды начинающие, но тоже умеют дарить эмоции.

С прошлого года уже четырех игроков студенческих команд пригласили в профессиональные клубы, в этом году тренеры из большого спорта тоже приглядывались к игрокам. Думаю , защитник невысокий и юркий Арман Каражанов под номером 13 из команды Каспийского университета тоже окажется в числе счастливчиков.

-Вера во все эти приметы полная ерунда, - признался после игры Арман Каражанов, - Мой номер 8, но сегодня пришлось играть под 13, это ведь просто формальность. Победить нам помогли упорные тренировки и боевой настрой на победу, а еще ощущение команды.

Арман, кстати, и  получил звание лучшего защитника чемпионата. А самым быстрым бомбардиром стал  Медет Кудайбергенов из ЮКПУ, он забил гол на 3 секунде перед финальным свистком. Приз за острый язык я лично вручила  бы игрокам и болельщикам Таразского педагогического университета, во время их игр приходилось сидеть с закрытыми ушами)))

Продолжать перечислять рекорды и фишки чемпионата можно очень долго, и мне искренне жаль, что он завершился. Но впереди студенческие волейбольные и баскетбольные лиги и главное событие следующего года – чемпионат мира по футзалу среди студентов, который пройдет тоже на Алматы-Арене.

-Считайте сегодняшний чемпионат тренировкой перед этим чемпионатом, - сказал на закрытии ректор Академии туризма и спорта Кайрат Закирьянов, - Вот это будут зрелищные и ответственные старты, ведь к нам приедут лучшие игроки студенческих команд планеты.

 

]]>
Mon, 20 Nov 2017 11:38:00 +0600Shimanskaya@yvision.kz (Shimanskaya)национальная студефутзалчемпионат кфутболhttps://yvision.kz/post/785482https://yvision.kz/post/785482
Медиа-курултай — десять лет в эфире!Вы знали, что в Казахстане с помощью специальных программ   формируют  социальный оптимизм у населения? Я тоже узнала об этом на юбилейном Медиа-курултае, поскольку главные исполнители повышения этого самого оптимизма журналисты. По данным директора правового медиа-центра Дианы Окремовой в этом году на поддержание СМИ выделено 36 миллиардов тенге, это не 42, конечно, как в более удачном 2015, но тоже не мало. Правда 90 процентов из этих денег идут на развитие телеканалов «Хабар» и «Казахстан».  В качестве компенсации журналистам обделенных государственной лаской СМИ присутствующий на медиа-курултае министр информации Даурен Абаев, заявил, что  с 1 января 2018 года на «Хабаре» не будет вообще никакой рекламы. А вот подробностей развития социального оптимизма у населения рассказывать не стал, попросил обратиться с этим вопросом  письменно.

-Почему чиновники так долго отвечают на вопросы журналистов? – спрашивали участники курултая.

-Таких норм в мире вообще нет, мы мониторили, это у нас есть законные обязательства -  на срочные вопросы отвечать три дня, на глобальные - 15. Есть еще правило золотого часа, которое действует во время ЧП, - ответил министр.

-Почему это правило не сработало во время терактов в Актобе и Алматы в прошлом году?

-Это была не стандартная ситуация, чтобы ответить, нужно было проверить информацию. Мы такие ситуации тоже изучали в мире, власти там не комментирует сразу.

-Почему в Казахстане продолжают блокировать сайты и социальные сети?

-Мы ничего не блокируем.

-Ну как же, а мы, с 2014 года заблокированы в Казахстане, - поднялся с кресла заместитель  главного редактора  сайта «Медуза» Александр Поливанов, который приехал  с мастер-классом.

-Значит было за что, разберемся,- ответил министр.

В умении отвечать на  неудобные вопросы Даурену Абаеву не откажешь,  вроде ответил, но лишнего не сказал,  даже диктофон его едва уловимые вибрации голоса на расстоянии отказывался ловить. Но главное все-таки, что он  пришел и ответил перед большой аудиторией, сегодня на это решаются не многие министры.

А вот зарубежные гости, напротив, высказывали претензии к нашим журналистам:

-В погоне за просмотрами, криминальными новостями, вы потеряете более важное, - предупреждал ректор университета «Нархоз» Кшиштоф Рыбиньски.

-Сегодня юристы и журналисты – это люди, которым общество доверяет меньше всего, - вторила ему новостной репортер NBS Барбара Рейлтц,- Пора сосредоточиться на новостях, а не на чернухе. Сегодня  нельзя и держать новость до вечера, потому что ее уже все обсудили. СМИ надо заниматься  аналитикой, чтобы не терять читателей и зрителей.

Но  руководители  телевизионных каналов зачитывали свои прошлогодние презентации,  о том, что 58% молодых людей и 79% взрослых продолжают смотреть тв, 43% тв-контента производится в Казахстане, вот только разделите между нами поровну государственные субсидии и заработаем еще лучше, мы же не хуже сельских фермеров,  тоже пашем на поле информационном. При этом сами спикеры на трибуне не отрывались от соток.

Между тем по данным института медиа стандартов  к 2021 году 37% процентов рекламного рынка уйдет на  интернет, если не раньше. Но , чтобы получить эти деньги,  медийщикам  тоже придется потрудиться.  Уже сегодня, например, Фейсбук  тормозит ссылки, которые не открываются за 3  секунды, а читатели становятся все более требовательными.

А  на секции повышения качества журналистских кадров скучающим студентам журфаков преподаватели об этом не говорили, там читали лекции, которые когда-то еще слушала я. При этом обучение в год  на журфаке сегодня стоит  от 1,5 миллионов тенге! Пока я переводила эту сумму в доллары и сравнивала ее с европейскими ценами, в  кулуарах услышала, как один из лекторов по пиару у кого-то спрашивал:

-Как называется ихний новый год?(это он про рождество).

Соглашусь тут в Маратом Асиповым, который выступал на сессии для молодых журналистов,  рейтинговать наши вузы нужно по числу трудоустроенных по специальности выпускников, как это делается во всех цивилизованных странах. Тогда на рынке останутся не многие, на зато лучшие.

За десять лет существования Медиа-курултая прошли тысячи часов обсуждений, в которых приняли участие   400 спикеров и почти две тысячи участников. В этом году их было гораздо больше ,если судить по очереди за кофе в перерывах.  Толпились и у столиков с врачами, в этом году спонсоры в качестве бонуса предложили прямо во время курултая пройти медицинское обследование. Особенной популярностью пользовались анализы на  холестерин и сахар в крови и аллерголог. Такие вот издержки одной из самых нервных профессий. Спасибо организаторам за эту площадку , сегодня она пожалуй единственная, где можно услышать самые смелые вопросы и ответы причем  на сцене, а не в кулуарах.

  ]]>
Fri, 17 Nov 2017 09:14:04 +0600Shimanskaya@yvision.kz (Shimanskaya)медиа-куружурналистыhttps://yvision.kz/post/785225https://yvision.kz/post/785225
Ерлан Сагадиев, министр образования и науки Казахстана: Мужик по сути своей свободный человекСпустя ровно год на открытии Чемпионата Казахстана по футзалу я вновь встретилась с министром образования и науки Ерланом Сагадиевым. Много воды утекло за этот короткий срок. После обрушившейся критики на главного учителя страны блогеры и студенты даже делать с ним селфи не решаются, боятся, что заклюют читатели. А мне любопытно было сравнить, как его прошлогодние обещания воплотились в жизнь. Правда, министр меня не узнал, ну да бог с ним, я то помню, что он тогда говорил, например, вот это:

- Пятидневка будет  со следующего года с 1 по 7 классы, к 2019 полностью школы перейдут на эту форму обучения.

Но  мой пятиклассник сын, как и другие его сверстники, продолжают корпеть за партами по субботам и никакие протестные письма родителей не помогают. А вот про новые учебники и реформу Ерлан Сагадиев тогда ничего  не сказал, и жаль, можно было подготовить заранее хотя бы морально родителей и  учителей, глядишь и критики было бы меньше в адрес министерства.

-Как вы относитесь ко всему этому скандалу, вас ведь только ленивый не отругал?

-Сначала я нервничал, а потом перестал, если будешь переживать все время, тебя сломают. Сейчас сложно делать какие-то выводы, родители пятиклассников, например, поймут преимущества и недостатки нововведения, когда учебный год закончится, тогда можно будет давать оценки. Я точно знаю, когда дети из пятого пойдут в шестой класс, им будет гораздо легче, все эти сумативки просто войдут в норму. Но самое главное дети перестанут думать, что они плохие. Мои дети сначала учились в американской школе, а потом перешли в нашу физико-математическую, самую продвинутую в Алматы, но и там они стали не уверенными в себе. Что говорить про другие школы? У нас ведь так было : ты двоечник и до конца жизни в глазах учителей им будешь, а та отличница  ею останется. С новой системой такое субъективное  отношение к детям  невозможно.

Мы недавно были на большой конференции в России, там тоже все хорохорятся, а копнешь, видишь что проблемы на порядок больше чем у нас, потому что часть из них даже не начали расшивать, а мы взялись за это. Но у них  зато 35 часов уроков, а у нас 39, мы понапихали предметов за здорово живешь .Они например отказались от НВП, несмотря на патриотический подъем в стране, нам надо тоже сокращать. Еще мне  понравилось, что  в российских  школах  учителям начали платить хорошие зарплаты, на 50 процентов больше чем у нас, и за счет этого в школу пошли молодые люди и мужчины. В чем преимущество мужчин в школе? Не потому что он такой умный, а просто ему не надо домой бежать, он может на работе до ночи сидеть, мужик по сути свободный человек, а женщинам надо  в магазин, к плите, к своим детям, к мужу, гостям. У нас тоже  задача привести в школу хотя бы 30 процентов мужчин, чтобы они там учительствовали. В этом году пошли уже, но еще мало.

-А вы лично смогли бы в школе работать?

-В школе я никогда не работал,  читал лекции в вузе всю жизнь, был ректором, учил разве что  своих детей.

-В прошлом году вы обещали, что Студенческая лига разовьется, и вот в этом уже видим, что чемпионат Казахстана по футболу проходит в самом престижном зале южной столицы – Алматы-Арене, трибуны заполнены, развивается баскетбольная и волейбольная лиги. Сдержали выходит слово.

Я горд, что за четыре года из маленькой идеи, родилась настоящая лига, в которой участвуют двести колледжей и 72 вуза. Сегодня мы в состоянии заполнить самые крупные стадионы. Думаю, что дальше эта лига станет такой же, как в США, Европе. Я очень надеюсь, что лиги вырастут до такого уровня, что на них можно будет зарабатывать. Сейчас важно навести порядок в правилах, стандартах, параллельно мы занимаемся развитием школьного спорта. Собираем  список детей- футболистов и хоккеистов, чтобы они могли выступать за свои школы. Помимо этого будем поощрять детей, который достигают успехов в спорте, договариваемся со школами об открытии спортивных классов, это мировая практика, которая была когда-то  и у нас, вот мы сейчас это и развиваем

-А сами в футбол так и не начали играть?

-К футболу я отношусь замечательно, но  играю в хоккей. Я хоккеист, который просто любит футбол.

-А на какой позиции играете?

-В защите, нападение уже не для моего возраста.

Фото Мадины Абдрашитовой

  ]]>
Tue, 14 Nov 2017 10:15:33 +0600Shimanskaya@yvision.kz (Shimanskaya)национальная студенческая лигафутзалсагадиевреформы образования в казахстанаминистерство образовашколыучителя-мужчиныhttps://yvision.kz/post/784856https://yvision.kz/post/784856
Казахская теплица и шотландская волынкаКакая может быть связь между шотландской балладой и теплицей под Алматы? Оказывается самая прямая. На открытие бизнеса по выращиванию зелени и салатов в теплице директора компании Green Eco Романа Шнайдермана вдохновила  музыка.

-Это достаточно романтическая история, есть такая баллада шотландская о розмарине, тимьяне, я музыкант, и очень от нее балдел. Мне нравились в ней  слова, слушал много раз, а потом  начал изучать эту тему, решил построить теплицу и выращивать  травы, которые просила собрать возлюбленного девушка из песни.

-Откуда эта технология?

-Мы строили все это сами, но какие-то технологические вещи делали супервайзеры. Линии датские, технология финская, посадка из Италии, лампы и теплицы голландские, специалисты тоже обучались за границей.  Наш только бетон. Сама технология очень развита в скандинавских странах, потому что период открытых полей очень короткий там, а традиционные теплицы  для них затратные, потому что основная себестоимость тут отопление и  подсветка. По сути дела это самая новая технология.

Сейчас у нас две линии травы и три линии салатов, урожай достигает 3,5 миллионов пучков в год, и это при том, что я загружаю пока теплицы на 60 процентов, потому что  рынок должен привыкнуть. Этот продукт был в основном для людей состоятельных, а я хочу, чтобы он попал на тарелки ко  всем ,обеспечить мы сможем и цену тоже поставить доступную.

-Где больше всего потребляют в мире зелень?

-В среднем европеец съедает 25 пучков  в год, но итальянцы и испанцы по 60-70, как и кавказцы. У нас такую статистику трудно вести, но в основном люди  потребляют зелень только в сезон. А зря , в ней ведь много витамином и микроэлементов.

- Вам не  страшно при таком низком потреблении начинать в Казахстане салатный бизнес?

-Нет не страшно,  в Финляндии, где мой коллега  начинал строить такие первые теплицы,  на тот момент тоже все ели рыбу, хлеб и ягоды, а сегодня там зелень едят как в южной Европе.

-Сколько будет стоить ваша зелень?

-Мы хотим запустить  линии по переработке готовых салатных смесей, чтобы хозяйки не покупали кучу пучков, а взяли все в одном пакете, будем предварительно шинковать и паковать. Удобно будет и ресторанам, не  нужно будет бегать по рынкам, они могут  взять большую упаковку. Стоимость у нас  не высокая, на выходе 300 тенге. Привозная от 800 тенге, но  там понятно  доставка составляет львиную долю цены.

-Что еще можно выращивать в ваших теплицах без земли?

-Только цветы, можевельники и зелень.

-Вы называете свой продукт экологическим, то есть удобрений не применяете?

-Наша зелень растет в торфе, который привозим  из Финляндии, не на земле. Удобрения в основном применяют на открытых полях, чтобы растения не съели вредители, у нас их нет ,потому что производство стерильное, обрабатывать нет необходимости.

стерильности производства я убедилась сама, входить внутрь теплиц можно только в специальной одежде и после обработки рук. Для себя отметила необычную посадку зелени, купить ее тоже можно прямо в горшочке и выращивать дома. В планах предпринимателей  составлять  букеты и корзинки из зелени, которые можно будет дарить вместо цветов.

]]>
Fri, 03 Nov 2017 16:26:33 +0600Shimanskaya@yvision.kz (Shimanskaya)greenecoпредприниматели казахстанабизнес по казахскитеплицызеленьhttps://yvision.kz/post/783478https://yvision.kz/post/783478
Что такое настоящий патриотизм и как с ним поступают в КазахстанеНе могу остаться в стороне от внезапного увольнения директора Восточно-Казахстанского архитектурно-этнографического и природно-ландшафтного музея Николая Зайцева. Год назад во время интервью он буквально очаровал меня, жаль что портал Зона кз удалил все мои материалы, опубликую наш разговор  здесь, чтобы было понятно, каких людей  мы отстраняем от дела. Прочитала у журналистов из Усть-Каменогорска, что Николай Алексеевич не стал покупать чугунные столбы для парка Джамбула дороже( не дешевле) той цены, которую выставила фирма, победившая в тендере.

Николай Зайцев  - человек-легенда в Восточно-Казахстанском крае, имя его знает тут каждый. Буквально с нуля он создал несколько  музеев и огромных парков, сейчас они стали целым архитектурно-этнографическим и природно-ландшафтным комплексом-заповедником. В местных газетах так и пишут, что Николай Зайцев совершил культурный переворот в жизни региона.  Рассказывают, что Николай Алексеевич тратил на покупку деревьев и экспонатов все свои накопления и пенсию, сам лично высадил тысячи растений. Но взять интервью у  Усть-Каменогорского филантропа оказалось не просто, человек он не публичный и журналистов, тем более приезжих, остерегается. Встретились в итоге мы  в парке на Левобережье, ставшим визитной карточкой региона. Как начинающий ландшафтный дизайнер, хочу заметить, что этот комплекс вполне себе можно ставить в один ряд с  Гайд-парком и Петергофом. Здесь на 120 гектарах  разместились дендрарии, ландшафтные композиции, эко-парки, ботанические сады, зоопарк  и знаменитая этно-деревня, в которой представлен быт одиннадцати народов, населяющих Казахстан.

-Этот парк  венец всего моего труда, все, что я создавал ранее, были тренировки, - похвалился директор комплекса Николай Зайцев, - Сейчас в это сложно поверить, но здесь была промышленная площадка завода по изготовлению бетонных конструкций для мостов и Семипалатинского полигона. Тут лежали груды бетона, а это порядка 7 тысяч кубов. На эти конструкции использовали высочайший сорт бетона, ничего его не брало, только взрывы, но в условиях города мы не могли этого сделать, нужно было еще и куда-то это все вывезти, утилизировать. В итоге мы все это закопали, спрятали, засадили горы кустарником, и сейчас никто не догадывается, что под всем этим парком, находятся груды бетона,  все цветет и благоухает, а  мы сэкономили миллионы.

-А с чего все началось, как вы тут оказались, вы же родились в Челябинске?

-Романтики было полно, приехал работать в Лениногорск, по комсомольской путевке, да так тут и остался. По линии ЦК КПСС направили поднимать культуру на селе в поселок Бутаково, спутник  Лениногорска, там надо было создавать библиотеку. Я поехал, потому что давали дефицитное тогда жилье, и там же меня пригласили работать в школу.  В деревне при школе я  начал создавать этнографический музей. Это был год столетия Ленина, шла волна создания музеев вождя, но у нас на него просто не было материалов, да и мне не хотелось этим заниматься, хотя диссидентом не был. Так что настоял, что школе нужен музей, который бы воспитывал в детях уважение к труду, к традициям, развивал бы в них  патриотизм, а все это можно было сделать через этнографические коллекции. Мы провели комсомольское собрание, где и объявили о сборе экспонатов для такого музея. Я все объяснил, как искать, в чем ценность, просил учеников все делать с разрешения взрослых. Но когда ребятня начала тащить все это, я растерялся, интернета не было, книг тоже не хватало, так что сначала  время принесенная утварь, украшения, оружие  лежали грудой. Первым моим консультантом была школьная техничка Матрена Леоновна Яковлева, она мне объясняла, что такое бадейка, скальня, рубля, капкан, пряха. Я все это записывал, начал разбирать, разделил вещи по направлениям, систематизировал, расставил.  Экспозиция тогда находилась за плюшевой занавеской в вестибюле, в витринах были выставлены и оружие, и украшения, заходи и все бери, но никто не делал этого.

-А на какие деньги вы все это организовывали?

-Зарплаты своей я не видел, все держалось на энтузиазме, деньги  уходили на экспонаты и этно-экспедиции. А через три месяца уже приехали мэтры музейного дела из краеведческого музея и похвалили меня, через два года стали приезжать ученые из Ленинграда, Алматы, потому что про нас уже к тому времени везде писали, показывали по телевидению. Я выступал с большим докладом в Ленинграде на симпозиуме музейных работников, хотя был тогда еще пацан.  10 лет мы были школьным музеем, потом народным, потом краевым, в итоге приехал тогдашний заместитель культуры, а в те годы, это  было сильнейшее это ведомство, сейчас  оно что есть, что его нет, по любому вопросу ноль, а тогда было иначе. И вице-министр сказал  срочно делать музей государственным, нам  тут же дали полторы единицы сотрудников и перевезли в Усть-камегонорск. Сейчас музей занимает уже три здания, и на наших же экспонатах создана этно-деревня. Всего коллекция насчитывает более 70 тысяч экспонатов.

-Вы так рассказываете, как будто все  было совсем просто?

-Было много усмешек еще в школе, что молодой человек занимается какой-то рухлядью, а не созданием семьи, много было скепсиса, жалоб. Когда появились иконы в нашей коллекции, пошли обвинения серьезные, почему Зайцев внушает детям религию, меня вызывали, сами знаете куда. Через многое я прошел, были вызовы, наезды, но я стоял на своем. Сейчас тоже хватает проблем, есть вроде бы деньги, но есть и госзакупки. Понятно, они необходимы , чтобы миллиарды не воровали, но в сфере культуры нет таких денег, мы ведь теперь даже экспонаты  не можем купить. Никогда проблем не было, все проверялось с советских времен, а сейчас надо экспонаты привлекать через малые предприятия. Мало того, что 10 процентов оплачивает при продаже владелец экспоната, мы 12 процентов, так еще я купить не могу за наличные деньги. Раньше шли в акимат, там под подписи осуществлялась покупка, а теперь надо по месту адреса музея приобретать. И кто поедет из глубинки в город для этого? Как теперь формировать музейный фонд? Я называю это  вредительством.

-Но тем не менее у вас получилось, музеи стоят, парки посещают свыше трехсот тысяч посетителей. Почему вам это удалось, а другим нет?

- На ЭКСПО, которое находится под контролем президента, умудрялись воровать, что говорить обо всем остальном. В этом весь и ответ.  Надо быть патриотом на деле, а не словах, сделай для родины то, что ей необходимо, вложи свое сердце, душу.

-Как вам удалось увлечь и воспитать посетителей, ведь тут просто идеальная чистота?

-Когда мы начали парковую зону делать, вывезли 450 тонн мусора, тут была настоящая свалка, и жители там организовывали пикники. Приезжали, оставляли свой мусор, потом отдыхали рядом на свободной поляне. Я так скажу, людям просто не хватает условий, при которых бы они не могли бросать бумажки, надо ставить урны, тогда вопрос о бескультурье отпадет. Людей с детства в любом случае учат  не сорить, не рвать, не портить, но надо создать условия, чтобы они не бросали.

-Вы по профессии историк, а возводите сады не хуже Булонского леса и Гайд парка? Где вы обучились профессии ландшафтного дизайнера?

-Я самоучка с большим опытом. Мне приходилось работать с подрядными организациями, но это было не сотрудничество, а мучения с  дипломированными ландшафтными дизайнерами, потому что они понятия не имели об этой работе, хорошо, что  деревья вверх ногами не садили. Едва избавились от них.  Приходилось все самому учить и до сих пор совершенствую себя, читаю много. Некоторые теплолюбивые растения мы научились здесь выращивать, в нашем климате. Например, привезли катальпу, несколько лет на зиму ее укрывали в маты, а теперь она стала расти, прошла акклиматизацию, зацвела. Таким образом мы много уже деревьев и кустарников акклиматизировали   в своем питомнике, высаживаем их по всему городу.

-Сколько в вашем комплексе работает сейчас людей? Есть вам замена?

- Сейчас в комплексе работает 600 человек. Команду я  создал, есть помощники, но отпуск всегда стресс для меня и музеев, хозяйство тут большое. Средняя зарплата более 30 тысяч тенге. Но текучки нет, половину из того, что зарабатываем, переводим на надбавки и подработки. Тяжелее было в начале 90-х годов, когда по четыре месяца не получали зарплату. Чтобы выжит тогда крутились как могли, выставки проводили,  лекции читали, брали натурой.Выступали на маслозаводе – нам платили маслом, в колхозе – мясом и колбасой.

-А не было желания переехать, вы же из России?

-Приглашали работать в музей под открытым небом в Тверской области России, стать директором музея в Красноярск, даже в Санкт-Петербурге. Но я остался, мои родственники уже называют меня оторванным ломтем. Здесь я создавал весь музейный комплекс с первого экспоната, это для меня как родной ребенок.

- Вы столько сделали для своего края, а есть ли отдача, много вы заработали за свою жизнь?

- Что я заработал? Живу в обычной  трехкомнатной квартире, дачи нет, машины нет, за всю жизнь скопил около пяти миллионов тенге, которые лежат на счете на смерть. Вот и все.

- И вы счастливы?

-Что такое квинтэссенция счастья? Иногда дома в душной квартире лежу и мечтаю о даче с шезлонгом, а потом понимаю, что у меня на это и времени то нет. Я  могу сказать, что с удовольствием иду на работу, что я нужен и еще могу что-то сделать. По-моему, счастье – это когда ты нужен и ты что-то можешь. Мне приятно общаться со своей командой, решать вопросы, консультировать, да идти и гладить деревья, которые я сам посадил,  они же живые, все чувствуют. Нравится видеть, что мы создали на месте, где ничего не было. Мне говорили, что я обладаю обзорным видением, так и есть я ощущал, как на пустыре с бетонными конструкциями вырастет парк, и мне удалось это воплотить в жизнь.

-Но мне все равно не понятно, как один человек может столько сделать? Откуда в вас столько энергии?

-Я обыкновенный человек, по логике патриотизм заключается не в словах на совещаниях и собраниях, а в делах. Если ты не любишь свой край и не пытаешься вложить хотя бы часть своей души, то грош цена такому патриотизму. Вот в этом и весь секрет моего успеха.

 

]]>
Tue, 31 Oct 2017 17:20:00 +0600Shimanskaya@yvision.kz (Shimanskaya)зайцевпарки казахстанаусть-каменогорскпатриотизмлегенды казахстанаhttps://yvision.kz/post/783336https://yvision.kz/post/783336
В Казахстане предвзятое отношение к отечественному продукту

Интервью с сооснователем казахстанской косметической фабрики Genome

Вы когда-нибудь пользовались казахстанской косметикой? Я тоже нет, поэтому сразу же откликнулась на приглашение своего фейсбук-френда протестировать отечественные крема…тададам! из Степногорска. Впечатлило, что в них используют эффективные рибонуклеиновые кислоты, экстракты яблок и улиток. Но больший интерес у меня вызвал , конечно, сам создатель казахстанской косметической компании - молодой, амбициозный и оптимистичный Жанибек Кенжебаев. Кстати, пишу о нем совершенно бесплатно, денег на рекламу у него пока нет. Несмотря на это, только за неделю первых продаж компании удалось продать сто упаковок крема.

- Как в Казахстане сегодня можно открыть завод? Вы богатый человек?

- Нет, я из очень скромной семьи, мои родители обычные врачи, просто много занимался бизнесом, инновационными проектами, был опыт привлечения инвесторов, люблю сложные проекты. Глядя на наших женщин, которые пользуются исключительно зарубежной косметикой, захотелось это изменить. Конечно, страх присутствует, но сожалений нет, я рискованный парень.

- А почему именно косметика, ведь Казахстан это не Корея, не Франция, не Польша в конце концов? Мы скорее ассоциируемся с нефтью, углем, ураном, чем с кремами.

- Химическая индустрия у нас не развита, но мне нравилось всегда заниматься технологичными, научными и высоко рисковыми проектами, люблю и красивый бизнес. Стереотипы надо ломать, и у государства сегодня политика по диверсификации экономики. Я лично верю в силу технологического развития, поэтому пошел в этот проект.

- Вы технолог по специальности?

- Я был практикующим юристом, представлял госсектор в судах. Моя мама акушер-гинеколог, помогала всю свою жизнь роженицам, когда она ушла с работы, то я предложил ей открыть магазин для беременных. С понедельника по пятницу я работал на госслужбе, а в выходных занимался вместе с родителями бизнесом для женщин, у нас была целая сеть магазинов. Параллельно занимался еще и сопровождением высоко-рисковых проектов, приобрел знания и опыт там. Идея по созданию косметической фабрики пришла, когда увидел эффект от разработки наших ученых. Совместно с немецкими специалистами они исследовали на клеточном уровне свойства природных экстрактов и выявили, что у некоторых активных веществ особые механизмы по увлажнению, питанию и регенерации клеток кожи. Так был разработан и запатентован Бионуклеотидный комплекс ReH®, являющийся новинкой для косметической отрасли и обладающий уникальными регенерирующими свойствами.

- Почему вы решили строить завод в Степногорске, а не в Таразе или Шымкенте, где хотя бы был опыт химической промышленности? Степногорск лично у меня вызывает депрессивные ассоциации.

- Степногорск - такой город сюрприз, в советские времена он был центром биотехнологических исследований, то есть там была инфраструктура, специалисты, и это все осталось до сих пор. Наш фокус – это как раз биотехнологии, мы используем нуклеотидный комплекс , на основе рибонуклеиновых кислот.

- Во сколько обошелся этот проект и откуда вы взяли деньги?

- Мы шли к этому пять лет, начинали с научных разработок, с самого начала было привлечено более одного миллиона долларов – это инвестиции государства, международных финансовых институтов, частных лиц. Вложил свои деньги и я , продал весь свой бизнес, ушел с работы.

- Не жалеете? Как воспринимают ваш продукт на рынке, все-таки конкуренция большая?

- В Казахстане, как это не странно, предвзятое отношение к казахстанскому продукту, пока этот барьер смогли перейти производители продуктов питания. А нам приходится проводить большую разъяснительную работу с потенциальным клиенткам, говорим им, что не стоит бояться казахстанской косметики, в отличие от тех же корейских, японских , китайских производителей, мы здесь, с нас можно спросить, мы на себя берем бремя ответственности. В ритейле тоже сейчас большие сложности с продажей, сильно развивается digital-маркет. Мы тоже хотим этим заниматься, хотя не исключаем сотрудничество с магазинами, но пока столкнулись с недоверием. Продажники тоже сквозь призму женской логики смотрят: товар неизвестный, не разрекламированный, как ему можно доверять.

- Какие испытания проходила ваша косметика и где?

- Испытания проходили в специализированных институтах в Германии, потом создавали фокус группу тут, 95 процентов отзывов были положительными.

- А 5 процентов, что сказали?

- Они не смогли четко сформулировать хорошо на них подействовала косметика или нет, но аллергических реакций и раздражений ни у кого не было. Наше изобретение - бионуклеотидный комплекс ReH® обладает уникальными регенерирующими свойствами. Чтобы угодить всем женщинам , мы применили мульти компонентный подход, сделали сыворотку на основе экстракта стволовых клеток яблока, улитки, с витаминами, то есть подбирали состав максимально эффективный. Сейчас в нашей сетке уже 11 продуктов. Цены варьируются от двух тысяч до шести.

Ну что ж, в добрый путь, всегда готова поддерживать тех, кто не боится создавать свое дело... в наших условиях.

]]>
Mon, 16 Oct 2017 11:32:21 +0600Shimanskaya@yvision.kz (Shimanskaya)казахстанский брендgenomeстепногорсккосметикаазахстанская косметикаhttps://yvision.kz/post/781802https://yvision.kz/post/781802
Как я общалась с прототипом героя фильма «Салют-7»

На фильм «Салют-7» я не просто пошла, побежала. С прототипом героя ленты Владимиром Джанибековым мне удалось общаться лично, поэтому было интересно вдвойне увидеть историю его подвига на большом экране. Слезливые семейные скрепы, помахивающие из кабины шаттла американцы нашим космонавтам в открытом космосе, курением в гравитации, "С Богом" от кгбшника и прочие погрешности меня нисколько не смутили, плакала полфильма. Об ушедшем времени героических мужчин, о канувших в Лету понятиях чести, достоинстве, ответственности, дружбе и любви, причем к родине, да просто о том, чего уже нет. Наш живой разговор с Владимиром Джанибековым как раз был об этом.

Это случилось в 2005 году на пятидесятилетии Байконыра. Тогда для репортеров праздник поделился на российскую и казахстанскую зоны по аккредитациям. Это сейчас все просто, позвонил, зарегистрировался на сайте, а тогда в космический город приезжали два президента, и получать пропуски надо было заранее. Мы находились в командировке по случаю запуска не пилотируемого аппарата, который прошел ранее, а тут президенты нагрянули, юбилей Байконура, пришлось оставаться и пытаться снять хотя бы что-то об этом событии. Командировочные все закончились, денег на такси не было, ходили с камерой пешком, и из редакции постоянно звонили: «Найдите хотя бы какого-то космонавта и запишите его». Попробуй разыщи их, когда не знаешь в глаза и все они на российских мероприятиях, куда с нашими удостоверениями не пускали фсбшники. В итоге мы забрели на какую-то конференцию, внутрь нас не впустили, и мы остались стоять на улице ловить участников во время перерыва. Ждали больше часа на жаре, оператор изнемогал от усталости и голода, постоянно пилил нас за неорганизованность. Тут конференция завершилась, народ повалил курить, я кинулась к человеку с фотокамерой с просьбой показать нам космонавтов.

- Тут только Джанибеков, но вы даже к нему не суйтесь, он очень закрытый человек, - предупредил коллега.

Мы, естественно, сунулись, на ходу я позвонила подруге, которая увлекалась космосом, интернета тогда там не было, она в двух словах рассказала о трижды герое. Я помнила о нем немного. Мы подошли, поздоровались, спросили разрешения об интервью, но он вежливо улыбнулся и начал садиться в машину. Других космонавтов в Байконуре не оставалось, записывать было больше некого, считай наша командировка была провалена… И в этот момент моя коллега Жазира Бегалы, которая до сих пор не проявляла никакой инициативы, поскольку в советские годы училась в далеком ауле, где космос ей заменяли другие ценности, заговорила:

- Сегодня сбылась моя мечта, я с детства читала про вас и вся наша школа вам гордилась, как же все будут мне завидовать, что я увидела героя!

Я открыла рот от удивления, поскольку знала, что ранее про Джанибекова она ничего не слышала, но космонавта ее слова почему-то растрогали, он остановился и пообщался с нами на камеру. Владимир Александрович показался мне тогда слишком скромным для рекордсмена-космонавта, в космосе он был пять раз, но при этом в нем чувствовалась неимоверная сила и уверенность, хотя внешне он был не высоким. На всю жизнь запомнила концовку нашего разговора, в фильме эта тема тоже присутствовала.

- Скажите, а вы Богу молились, перед полетами, все-таки куда-то к нему ведь к нему летали?- спросила я.

Владимир Джанибеков задумался, а потом ответил.

- Молились, говорили: «Господи, не дай осрамится перед Политбюро.

В кино я сидела и жалела, что мало тогда с ним поговорила, что не знала подробностей этой засекреченной операции по спасению станции двумя космонавтами Джанибековым и Савиных, не сделала с ним фотографии на память.

Так что очень рекомендую этот фильм, потому что он не просто красивое фэнтези, а реальная история, основанная на книге Виктора Савиных «Записки с мертвой станции». Жаль, что мы так мало знаем таких историй, а космонавты не ездят по странам со своими сторителлинг, ведь порой именно их так не хватает нам для поддержки и веры в себя.

]]>
Sun, 15 Oct 2017 11:18:34 +0600Shimanskaya@yvision.kz (Shimanskaya)салют7джанибековсавиныхкосмосбайконурhttps://yvision.kz/post/781722https://yvision.kz/post/781722
Войны казахстанских ботаников. Как ученый в одиночку пытается бороться с целой системой

Ученый-ботаник, заведующий лабораторией естественнонаучных проблем и экологической реконструкции КазНПУ им. Абая, а в прошлом директор института ботаники и фитоинтродукции Нугман Аралбай уже несколько лет пытается вывести на чистую воду нынешнее руководство ведомства, в составе которого находится и ботанический сад Алматы. Судился, спорил, написал более двадцати разоблачительных статей о том, что там происходит. Все тщетно. Ответов по существу нет, ни от комитета науки, ни от правоохранительных органов.

- С каких пор вы ведете с руководством института свою войну и зачем? Может оставить все это, сдался вам этот ботанический сад? Нервы дороже.

- Так-то оно так. Действительно нервы дороже. Однако, проблема гораздо глубже. Эта «война», как вы выразились, длится вот уже более 9 лет, и знают о ней кажется многие. Никто никого не слушает и не ищет компромиссов. Министерство и Комитет науки все эти годы делает вид, что это конфликт между мной (бывшим директором) и действующим. Во всяком случае всё делает для этого, чтобы так выглядело. Так удобно.

Но объектом и предметом наших споров является-то РГП – головной институт, определяющий всю стратегию ботанической науки Казахстана. А потом, Министерство и Комитеты так и не предприняли никаких попыток разобраться в ситуаций.

Все эти годы они «честно» придерживаются линий действующего директора. Более того, они поощряют её некоторые противоправные «шалости» и укрывают, как теперь выяснилось, коррупционные преступления. Я это знаю. Но оставить все это так не могу.

Мотивация моей линии несколько иная. Дело в том, что когда меня уволили, 20 человек – сотрудников в знак протеста подали заявления об увольнении. Это были рядовые сотрудники, некоторые из них до сих пор не трудоустроились.

Получается, что они связывали свои надежды с Институтом и со мной. Тем самым эти протестные 20 заявлений обрекли меня на эту борьбу. Я не мог обманывать их надежды.

С другой стороны, это было точкой опоры для меня в то время и в той ситуации. Жаль, что министерские чиновники не восприняли это всерьез.

Когда пришел работать в Ботанический сад, то он был, как не причесанная девица. И что бы я не пытался там изменить, встречалось в штыки: штат укомплектован, у всех свои дела, не влезай.

Я пришел осенью, хотел хотя бы к весне его прибрать, сад ведь был в плачевном состоянии. Мы объявили тендер, но городские компании не особенно стремились за небольшие деньги чистить сад.

Мы предложили одному ТОО из аула навести порядок за меньшую цену. Он согласился и предложил сумму на 52% ниже чем у всех - в селах ведь другие требования к жизни, к зарплате. Он так и выиграл тендер.

Всего семь парней в итоге вычистили 25 гектаров: срубили старые деревья, скосили сено, кустарники, причем своими пилами, граблями, лопатами. По технологической карте мы должны были платить 25 миллионов тенге за эту работу, а отдали всего три миллиона.

Но это не понравилось руководству, тут же меня вызвали, назначили комиссию. Я им тогда предложил, чтобы проверяли, руководствуясь здравым смыслом. Дело сделано, деньги сэкономили, мы не уничтожили коллекционные деревья, а только сорняки. Но начали давить на эту проверяющую.

Тем не менее, комиссия отказалась подписывать отрицательный акт, предложила посмотреть, как преобразовался сад. Это был первый объективный щелчок, но тут нашла коса на камень, на меня все ополчились, устроили серию проверок из прокуратуры, финконтроля, собственных комиссий, объявили несколько выговоров и уволили.

- И вы решили объявить вендетту?

- Я бы не сказал, что это вендетта. Это объективный процесс, происходящий в социуме ботаников. Просто я оказался на острие стрелы.

Не все согласны с тем, что происходит в головном институте ботаники. Я бы даже сказал так, общество видит и не понимает стратегическую линию руководства института и людей пугает неясность перспективы.

Не скрою, мне приятно сказать, что в 2009 году было 2 коллективных обращения тогдашнему министру Жансеиту Туймебаеву с ходатайством вернуть меня в должность директора института. Одно обращение было подписано семнадцатью алматинцами, другое двадцатью шымкентцами.

Весной 2017 года обеспокоенные судьбой ботанической науки в целом, института ботаники и фитоинтродукции – в частности, около 50 ученых-биологов также направили коллективное обращение премьер-министру Бахытжану Сагинтаеву, где тоже есть ходатайство о моем возврате в руководство института ботаники и фитоинтродукции.

Но не забывайте – я ученый, и поиск истины суть моего бытия, смысл моей жизни, если хотите. Если истина спрятана и заключена в твердую скорлупу, приходится раскладывать эту скорлупу как орех. Так что – ничего личного. Здесь скорее всего «мне за державу обидно».

Но «ребята» из Министерства науки все равно молчат. Поэтому, сегодня в ботанической науке я как белая ворона, помните у Хазанова: «… и здесь молчать не буду. Товарищи, тигру мяса не докладывают». Будучи заведующим лаборатории, дважды заместителем директора института ботаники, руководителем, всегда говорил, что работать надо в пределах здравого смысла.

- Что вы имеете ввиду?

- Мы же не корабль в космос отправляли, а обыкновенную лесотехническую работу провели. Но при этом я из-за этого год по следователям ходил, в том числе, и КНБ.

Но я задаю вопросы сейчас отнюдь не про себя и не для себя - просто знаю ситуацию. Когда пришел туда, то сразу создал маркетинговый отдел, потому что никто ничего не знал об Институте - мы варились в своем соку.

Время от времени ходили слухи только, что земли сада распродают и все, а чем занимались ученые, никто не знал. Мы организовали пресс-тур в Институте, пришли более 40 журналистов, которые задавали казалось бы самые неприятные вопросы. Но мы именно этого добивались.

Рассказали о ситуации в институте и Ботаническом саду, о структуре нашей организации, об источниках и размерах финансирования. Мы хотели прозрачности в наших делах, но кому-то наверху это тогда не понравилось.

- Кстати, какие объемы финансирования были?

- Например, в 2007 году бюджет института был всего 93 миллиона тенге; из них 15 миллионов отдавали двум филиалам - Илийскому и Жезказганскому ботаническим садам, Алматинскому оставалось всего 78 миллиона.

В 2014 году бюджет института составил 815 миллионов тенге, что в десять раз больше, а у филиалов он остался неизменным. Когда человек начинает в десять раз больше зарабатывать, он меняет гардероб, покупает машину, так ведь?

- И ботсад поменял гардероб?

- У ботанического сада ничего не появилось, все осталось неизменным. Поэтому я и задался вопросом, куда тратятся деньги. Ведь только на поддержание базовой инфраструктуры они получают 112 миллионов. Прежде всего, чтобы поддерживать живые растения нужна вода, но даже и ее нет.

- У вас есть статистика, сколько деревьев в Ботаническом саду засохли из-за нехватки воды?

- В 2007 году было проведено большое научное собрание биологов, где было объявлено, что коллекция Ботанического сада составляет более 6 тысяч таксонов, а в 2013 в официальной справке уже было написано, что их 2 тысячи. Куда делись более 60 процентов растений? Ответов нет, а финансирование, повторяю, увеличивается с каждым годом.

- А как сохраняли деревья раньше?

- Раньше не было построек вокруг сада. Текли речки, сады, арыки. ВДНХ делилась водой, как-то выкручивались. Мы занимались зимней влаго- зарядкой, поливали в холод, чтобы толстым слоем вода впиталась, на первую половину лета этого запаса хватало.

Но потом все застроили, речек не стало, в 2007 провели реконструкцию сада, прорубили скважину - она хорошая, но надо было еще шесть-семь таких, чтобы полив бы был нормальным.

Там нет даже малой техники, портативного садового инвентаря. А гербарий в каком состоянии? Половина его утеряна при переезде, остальную часть плохо сохраняли, он ведь нуждается в специальном уходе.

Любое научное исследование про растительный мир Казахстана можно подтвердить только с помощью такого гербария, он был чуть ли не единственным, национальным. Но порядок сохранности нарушен, часть на складе лежит, в гараже, в кабинетах, но это ведь не запасники для раритета.

- Как вы думаете, к чему приведут ваши вопросы? Получите вы на них ответ? Изменится ситуация с Ботаническим садом?

- Как вы заметили, это не только мои личные вопросы. Получается, что я вынужден озвучивать их. За это время этих вопросов было немало. Только вот разумных ответов на них тоже нет.

Отдельные отписки и возгласы невпопад не могут быть ответом по существу вопросов. Это привело к разлому ботанической научной общественности. С одной стороны – коллектив института во главе с гендиректором, с другой стороны – несогласные со стратегией руководства , которые и задают эти вопросы.

Иногда мне кажется, что эти вопросы спасают Институт от больших ошибок, опрометчивых шагов.

Навести там порядок можно, но сделать это могут другие люди. Коллектив там погряз в скандалах, он дезориентирован, деморализован. Они боятся очередных публикаций и фактов; поскольку не могут их опровергнуть и живут в страхе.

Чтобы изменить ситуацию с Ботаническим садом нужно немногое. В первую очередь, нужно привести в соответствие с требованиями законов статус сада. На сей счет даже было предписание Генеральной Прокуратуры в 2012 году. Но руководство Института игнорирует это и не исполняет вот уже в течении 5-6 лет.

- Перебью вас, как я понимаю вы хотите, чтобы вас просто туда вернули или искренне переживаете за сад?

- Я боролся, скажем так, за власть в этом институте - не стану скрывать. Но за этими амбициями стояла большая мечта - подготовить второе издание флоры Казахстана. Хотел создать настольную книгу о растительном мире нашей страны на казахском языке. У нас нет такой. На казахском языке много чего нет еще. Сознательно работал над этим, готовил специалистов, но не дали.

И сейчас я не перебираю склоки, я апеллирую фактами. В этой своей борьбе я вывел такую вещь - мы все чуть- чуть заражены вирусом, которого называю СПАИД-ом.

- Что это за аббревиатура?

- Синдром Приобретённого Антикоррупционного Иммунного Дефицита. Мы ведь даже принципами Конституции начали жонглировать. И в этом все наши беды.

Понимаете, до чего доходит. Все вроде бы правы, все по закону, поправки приняты, а открываешь Конституцию там совсем другое.

В нашем обществе и правда нет диалога, особенно, в науке. В спорах рождается истина, но у нас одни сплошные монологи. Причем ведут их административные работники, а не практики, иной раз они несут такую околесицу…, а все вынуждены слушать и принимать.

- А кто в первую очередь должен реагировать? Академия наук? Министерство образования и науки?

- В первую очередь, комитет науки, который курирует институт. Но как то они прислали отписку – мол, проверяли и нарушений за отчетный (считай за последние лет 7-8) период не нашли. Прошу прощения, комитет науки не находит, а вот прокуратура – нашла.

- Что нашла?

- Факты хищений государственных средств.

- Что там можно воровать? Саженцы? Цветочки?

- Ну сами посудите, если бюджет уже более 800 млн тенге и при отсутствии должного контроля, наверное, есть куда приложиться.

Далее, прокуратура передала дело на расследование Нацбюро по противодействию коррупции. Кстати, и в Нацбюро подтвердили, что имеет место хищения бюджетных средств, причем, в наглой форме – путем начисления заработной платы фактически не работающим в Институте людям. Официальное письмо от них имеется.

- И что в результате?

- А в результате дело…закрыли. Закрыли дело, где факты нарушений были выявлены прокуратурой. Не смешно ли это?

- А прокуратура что говорит? Они, наверное, должны следить за ходом расследования?

- Прокуратура, которая сама выявила факты хищения бюджетных средств, должна была жестко контролировать. И, наверное, если бы не мое письмо в КНБ на имя Карима Масимова, то всё осталось бы без движения.

В конце июля прокуратура направила дело на дополнительное расследование. Но вот прошло еще два месяца, а мы не знаем о судьбе этого дорасследования!

Более того, решение следователя Нацбюро от 12 мая 2017 года о закрытии дела, позволило генеральному директору института Ботаники и фитоинтродукции Гульнар Ситпаевой оклеветать меня.

- Каким образом?

- А очень просто. В июле она Ситпаева дала интервью порталу Информбюро, в котором называет бывшее руководство (то бишь меня) распространителем слухов. Когда как я оперирую лишь фактами, то есть письмами прокуратуры и Нацбюро, в которых именно эти госорганы сообщали о хищениях, «о мертвых душах» и т.д.

И когда я прошу назвать имя следователя, закрывшего дело, которое и стало основанием для клеветы со стороны Ситпаевой, прокуратура в этом мне отказывает! Это ли законность, которую блюдет прокуратура?

 

- И что делать в такой ситуации?

- Я и спрашиваю у моей доблестной прокуратуры – что мне делать? Я гражданин этой, не какой-нибудь другой страны, ищу правду у своей прокуратуры, у своих правоохранительных органов, которые обязаны стоять на защите государственных интересов.

А бюджетные деньги, направленные и назначенные для сохранения генофонда растений в институте, их сохранность – это разве не государственные интересы? Кто защитит их, если не эти государственные органы?!

 

Противостояние Нугмана Аралбая с руководством Ботанического сада отнюдь не единичный случай, таких «белых ворон» очень много. Последний случай с Омирбеком Жампозовым, который не мог доказать, что не нарушал закон, вообще закончился трагедией. А ведь тоже можно было выслушать и разобраться, не доводя его до крайности.

Что мешает и сейчас услышать ученого, а не игнорировать его?

 

]]>
Mon, 02 Oct 2017 13:22:02 +0600Shimanskaya@yvision.kz (Shimanskaya)https://yvision.kz/post/780354https://yvision.kz/post/780354
Как пятидневка скажется на здоровье казахстанских школьников?

Алматинские медики наблюдают, как пятидневка отразится на здоровье детей. Пока только отмечают нервные срывы у педагогов. Оказалось, что даже пяти минут, на которые сократили занятия, не хватает для полноценного урока.

- Дети все рады, все-таки для них освобождается суббота, - прокомментировала медсестра школы №70 Елена Образцова, - Но как они будут чувствоваться себя после 7 уроков в день, и компенсирует ли это суббота, пока неизвестно. Чтобы сделать выводы, должно пройти время. Я в школе работаю 13 лет, и вижу пока, что как тогда, так и сейчас ученики страдают головными болями, утомляемостью, заболеваниями желудочно-кишечного тракта, костно-мышечной и кровеносной системы. Родители не кормят их полноценно, в школах домашней еды не поешь, дети активны, от того получают травмы.

Сейчас в Алматы проходит месячник по качеству медицинского обслуживания в школах. С недавних пор школьных медсестер передали из ведения Министерства образования в Минздрав, что в общем-то то и логично. Помню, когда мой сын подавился конфетой, медсестры в нашей 38-ой школе не оказалось, и спасали ему жизнь педагоги, впрочем нет ее и по сей день. В школах Алматы дефицит медицинских сестер, идти на такую шумную и ответственную работу желающих мало. Например, Елена Образцова одна обслуживает тысячу детей. А её зарплата 80 тысяч тенге, со всеми надбавками.

- То, что нас вернули в Министерство здравоохранения, это очень хорошо, - рассказала она, - Сразу же оснастили кабинеты медикаментами, мебелью, необходимой утварью, теперь я могу оказывать полноценную первичную помощь. Мы прошли дополнительное обучение, повысили квалификацию, осталось только решить вопрос с дефицитом кадров, а то некоторым медсестрам приходится разрываться между двумя, а то и тремя школами.

В 17-ой поликлинике этот вопрос стараются решить, в их районе 1 сентября не хватало четырех медсестер в десяти школах, сейчас двоих уже нашли. Но это уже проблема не самой поликлиники, а всей системы, которая так низко оценивает труд врачей.

 

]]>
Fri, 15 Sep 2017 16:32:19 +0600Shimanskaya@yvision.kz (Shimanskaya)пятидневкшколымедсестрымедицинаhttps://yvision.kz/post/778922https://yvision.kz/post/778922